Поиск по этому блогу

Аннотация пособия для начинающих руководителей

В Пособии для начинающих руководителей, не претендующем впрочем на всеохватность и универсальность, в гипертрофированной, утрированной форме автор попытался отразить широко встречающиеся в повседневном менеджменте штампы и ошибки, а также обосновать парадоксальные управленческие решения, которые формируют современную, подчас сюрреалистическую, управленческую реальность.

Обратите внимание

Руководи как люди. Пособие для начинающих руководителей. Введение

При подготовке данного пособия автор исходил из того, что члены общества, принадлежащие к когорте менеджеров, руководствуются в своей пр...

суббота, 20 мая 2017 г.

Как лечить качественно, да еще и безопасно. Общий взгляд

Необходимо отметить, что на ясном небосводе государственного представления  об организации в стране медицинской помощи нет-нет, да и появляются легкие облачка сомнений в ее качестве и безопасности. Очевидно, что источником этих сомнений являются безотчетные суеверные страхи перед всем сложным и прогрессивным, испарениями поднимающиеся из малограмотных народных низов, с воодушевлением подхваченные и  приумноженные популистски настроенными общественными и политическими деятелями разного пошиба, псевдонекоммерческими организациями, а также абсолютно бульварными СМИ. Сомнения эти косвенно подкрепляются  единичными, доходящими до первых лиц государства жалобами граждан, в силу несознательности и отсутствия внутренней культуры не способных молча и скромно довольствоваться услугами организованной в государстве медицины.   Разумеется, серьезных и умудренных опытом государственных деятелей это не может отвлечь от решения более острых государственных задач, как-то: смена часовых поясов для отдельных регионов, сокращение рабочего времени для депутатского корпуса с одновременным увеличением зарплаты, разработка концепций неотвратимости экспоненциального экономического роста и проведение различных международных мероприятий, главной целью которых является убеждение себя в правильности вышеуказанных концепций. Но вот молодые, т.е. совершенно незрелые государственные деятели, особенно располагающие достаточным запасом нерастраченной еще на благо людей энергии, а также избытком свободного времени, могут и задуматься, а у одного-двух так даже и сформируется некое намерение что-то в этом деле подправить, улучшить что-то что ли.


Основной задачей таких государственных деятелей, вздумавших вдруг обеспечить сограждан не просто доступной медицинской помощью, но еще и качественной и, более того, безопасной, следует считать четкое следование завещанному отцом-основателем медицины Авиценны принципу – не навреди. А потому реализацию данного начинания необходимо доверить наиболее компетентным в сфере практического здравоохранения специалистам, т.е. самим же руководителям медицинских организаций. Кому как не им, обладающим необходимым образованием, опытом и авторитетом и к тому же наделенным правом единоличного управления во вверенном учреждении по силам такая работа.
Поскольку худший враг любого дела – заорганизованность, забюрокрачивание, то создавать в медицинской организации специальную врачебную комиссию, которая бы и обеспечивала необходимые результаты, настоятельно не рекомендуется. Вредным будет за работу по отдельным направлениям обеспечения и контроля качества и безопасности медицинской деятельности назначить ответственных должностных лиц, и без того неимоверно занятых в операционных за хирургическим столом, или в ординаторских за письменным. Вовлекать же в этот процесс средний медицинский персонал вообще абсолютно излишне, а в равной степени и бессмысленно. Им бы, фельдшерам и медсестрам с загадочными и противоречивыми врачебными назначениями как-нибудь разобраться. И уж совершенно абсурдной выглядит идея регулярного заслушивания на каких-то специальных собраниях участников борьбы за качество. Опыт показывает, что, будучи реализованной, она превращает строгую медицинскую организацию в балаган.
Для получения всесторонней и достоверной информации о состоянии дел в сфере обеспечения и контроля качества и безопасности медицинской деятельности руководителю медицинской организации следует преимущественно полагаться на свои глаза, уши и иные органы чувств, особенно на важнейший - свою профессиональную интуицию и ни в коем случае не принимать в расчет зачастую предвзятое мнение персонала, бесконечно плетущего между собой интриги и старающегося при малейшем поводе подставить или очернить коллегу и выставить или обелить себя в глазах руководства. Ошибкой будет также использование в качестве источника информации отзывов пациентов (родственников пациентов), которым врожденное дремучее невежество не позволяет не только адекватно и объективно оценить вложенный в них медиками труд, но и даже более–менее четко сформулировать собственные жалобы, анамнез и диагноз. Не стоит также руководствоваться по большей части крайне формально и бессодержательно составленными медицинской документацией и локальными правовыми актами организации. Можно даже пренебречь заключениями надзорных органов, если, конечно, не пугают административные последствия.
Совершенно правильную позицию займут государственные деятели, которые не будут требовать обязательности разработки в медицинской организации мудреных стандартных операционных процедур и разнообразных алгоритмов, место которым на пыльной библиотечной полке в разделе «всяческая формалистика», а не на рабочем столе высококвалифицированного творческого специалиста. Но уж если какому-то, страдающему от безделья руководителю лечебного учреждения и придет шальная мысль что-то такое наворотить, то пусть он делает это по приведенным в пособии для начинающего руководителя рекомендациям, сам, не дергая коллектив, который, как показывает практика, воспринимает подобные документы как издевательство, а изложенные схематично и насыщенные терминами и таблицами - как изощренное издевательство. Таким образом, если таким документам и быть, то написаны они должны быть весьма доступным, т.е. простым бытовым языком, желательно с использованием принятых в данной медицинской организации жаргонизмов, но, по возможности, без нецензурщины. Рекомендации должны носить общий, ни в коем случае не сковывающий личную инициативу к применению нестандартных решений, характер. Указывать в таких документах что, как, где и в какие сроки делать конкретным специалистам, лучшие годы отдавшим получению высшего медицинского образования и потом всю жизнь старательно переучивающимся во врачей, съевшим в своем деле не одну собаку и много чего выпившим, будет, по меньшей мере, оскорбительно.
В медицине, как и в любой другой сфере обслуживания, главным критерием качества оказанных услуг является отсутствие жалоб со стороны потребителя. Наука выработала два подхода для обеспечения соответствия данному критерию.
В соответствии с первым подходом необходимо ликвидировать условия для возникновения любого недовольства получателя услуги, и здесь медицина располагает широчайшим арсеналом средств. Начать с того, что на государственном уровне следует развернуть широкую пропагандистско-просветительскую кампанию, направленную на предупреждение формирования у населения неоправданных ожиданий от здравоохранения и завышенных требований к медицинской помощи. Со всех информационных ресурсов: с экрана телевизора, со страниц сайтов и блогов, из социальных сетей, с плакатов и билбордов, путем СМС уведомлений и т.д. и т.п., ежедневно и ежечасно самые авторитетные корифеи и корифеистые авторитеты от медицины должны вещать населению о том, что здоровье человека только в его собственных руках, зависит только от него самого, его генетической предрасположенности и состояния окружающей среды. Каждый младенец с молоком матери должен впитать мысль, что человек есть то, что он ест, пьет и чем дышит, что медицина чудес не творит, а здоровый образ жизни и вера в себя – наоборот. Необходимо законодательно утвердить запрет на свободное распространение совершенно ненужных и даже вредных для населения медицинских знаний, доступ к которым должны иметь только специально подготовленные, критически настроенные и стрессоустойчивые представители медицинского сообщества. Девизом данной кампании следует выбрать «На врача надейся, а сам не болей!». В результате, любой человек, придя в медицинскую организацию, должен отчетливо осознавать, что если он всю жизнь пил, курил, мало двигался, переедал, недосыпал, нервничал и вообще всячески безобразничал, то на что же он здесь может рассчитывать? Да на радушный прием! Вместо мрачного помятого вахтера и давки в очереди к толстой хамовитой тетке в регистратуре, дорогого гостя в вестибюле должны встретить нарядный, предупредительный портье, фонтанчики, рыбки в аквариумах, пальмы в кадках и трели певчих птиц, а из-за стойки ресепшина ему должны приветливо улыбаться стройные милые девушки в элегантных медицинских халатиках, готовые совершенно свободно, хоть на сейчас, записать и даже препроводить его к любому  узкому специалисту. А специалист, душевнейший человек, пока вокруг с чаем и печеньками хлопочет медсестра, должен внимательнейшим образом выслушать весь тот вздор и всю ту галиматью, что пациент наивно считает историей свой жизни и болезни, а затем всего его осмотреть, теплыми руками общупать и обстучать, в финале сформулировать мудреный диагноз, дать банальные и легко выполнимые рекомендации, направить на множество исследований, или домой, наговорить кучу разных утешительных слов и даже прописать капли, порошки или таблетки с легким, средней мощности и мощным эйфоризирующим действием. И тот же принцип в стационаре! Само лечение следует рассматривать как вторичный и не обязательный процесс, а его результат – как случайный побочный эффект. Очевидно, что в данных обстоятельствах исчезают любые предпосылки для жалоб и недовольства.
К сожалению, существует определенная, пока еще не организованная группа граждан, имеющих жесткие рентные установки, понахватавшихся где-то информации о своих правах и решительно настроенных на получение от государства и других игроков на рынке медицинских услуг за уплаченные ими налоги, страховые взносы или наличные средства всех положенных им по закону медицинских благ. Они не ценят доброе к себе отношение. Им подавай самое современное, высокотехнологичное, да еще и результативное лечение! Эти агграванты и симулянты без отдыха атакуют медицинские организации, изводят персонал, смущают других, настоящих, больных, и требуют, требуют, требуют… В общем, в бытовом смысле сеют хаос и повышают энтропию, хотя в понятиях статистической физики, видимо, наоборот. Но что физики-теоретики могут понимать в жизни? Так вот, в отношении данной категории следует использовать второй подход, суть которого сводится к перенаправлению или подавлению кверулянтской активности.  Как правило, пришедшего в медицинскую организацию такого заряженного пациента достаточно в вестибюле вовлечь в небольшой, инспирированный администрацией конфликт с одним из тайных сотрудников, загримированным под не очень вменяемого и очень агрессивного больного, якобы случайно многократно плюнувшего жалобщику на спину. Практика показывает, что минут через 20-30 от стремления качать медицинские права не останется и следа.
В запущенных случаях требуется принятие радикальных мер, как-то: отключение в доме сутяжника электроэнергии, воды, отопления, коллективное гажение под его дверями, перенос от его дома маршрутов общественного транспорта, организация вдоль пути его следования в медицинскую организацию локальных природных катаклизмов и техногенных катастроф, резкое повышение инфляции в районе его проживания, невыплата зарплаты на его работе, его увольнение. Допускаются и меры медикаментозного воздействия в форме превентивных инъекций аминазина, галоперидола и других легких успокоительных.
Учитывая, что жалобщику для реализации его параноидных идей необходимы конкретные объект и предмет претензии, а также адресат ее направления, не следует допускать его к учредительным документам медицинской организации, документации, определяющей порядок оказания медицинских услуг, и раскрывать ему информацию, касающуюся его лечения, начиная с персональных данных лечащего врача, его коллег и непосредственных руководителей, и заканчивая названием и смыслом проводимых манипуляций и фармакологическими свойствами использованных лекарственных средств. Категорически противопоказано сообщать такому пациенту наименования, адреса и телефоны вышестоящих, контролирующих и надзирающих органов власти, и, особенно, ответственных должностных лиц. Пусть обращается, если уж так приспичило, как в старину, в «Спортлото». Всякую исходящую от него корреспонденцию следует перлюстрировать, и, при необходимости, изымать. Аккаунты и телефонную связь заблокировать. Личные контакты ограничить до минимума.
Государственному деятелю ни в коем случае не следует пускать данный вопрос на самотек, в том числе и в связи с его существенным значением в деле обеспечения безопасности медицинской помощи. Неконтролируемый поток жалоб способен вызвать разбалансировку тонко настроенной на минимизацию бюджетных расходов государственной системы здравоохранения и окончательно дискредитировать частную, так и не успевшую сформировать у простого люда свой социально-ориентированный образ. В этом смысле жалобы следует приравнять к террористическим актам, а защиту от жалобщиков в обязательном порядке предусмотреть в паспортах антитеррористической безопасности медицинских организаций.  Впрочем, при глубоком размышлении и высоком приближении, к террористическом акту следует относить любые действия или бездействие, способные дестабилизировать устоявшиеся в медицинской организации лечебные процессы, и, как следствие, создавать опасность гибели человека. В этом отношении меры противопожарной, лекарственной, санитарно-эпидемиологической и информационной безопасности должны восприниматься как составные элементы борьбы с терроризмом (локальным, местным, региональным, межрегиональным и международным).
При этом не только как формальную цитату, или как образец античной мудрости, или как штрих к портрету исторического деятеля, но как бихевиористскую аксиому, социально-психологический догмат, базовый постулат, закон, определяющий все дальнейшие действия по обеспечению безопасности медицинской помощи, государственному деятелю следует воспринимать высказывание Цицерона:  «Человек зачастую сам себе злейший враг». Тот исторический факт, что эта фраза, вырвавшаяся у Марка Тулия, когда он понял, что своими филиппиками приблизил собственный конец, является риторической и, по-существу, адресована самому себе, ни в коем случае не умаляет ее  практической актуальности. Нельзя забывать и о тонко подмеченном в своей паллиате «Asinaria» (Мудрецы) известным древнеримским исследователем человеческой психологии Плавтом, Титом Макцием, основном принципе, на котором от сотворения мира строятся общественные отношения «Homo homini lupus est».
Учитывая изложенное, главным направлением работы по обеспечению безопасности следует считать организацию мер по защите контингента медицинской организации от самих себя и от себе подобных. Разумеется, основная опасность здесь исходит не от высокоподготовленного, специально отобранного, проверенного годами безнарекательной и бескопромиссной службы персонала, а от совершенно случайных,  потенциально заразных и абсолютно непредсказуемых в отношении клинического прогноза  пациентов. Кроме того, рядовой пациент - суть малое дитя. Попав в оч.умелые, по локоть золотые медицинские руки, он теряется, утрачивает зачатки самостоятельности и ответственности, становится склонным к саморазрушительному поведению и впадает в витальную тоску. И потому, в качестве основного средства обеспечения безопасности необходимо рассматривать внутриобъектовый лечебно-охранительный режим, а медицинские организации, внедрившие его в достаточной степени, следует считать режимными и особоохраняемыми объектами.
Основными составляющими   лечебно-охранительного режима, как широко известно даже в немедицинских кругах, являются щажение психики пациента, соблюдение правил внутреннего распорядка, и обеспечение рациональной физической активности. При этом принято дифференцировать режим по степеням, от общего к строгому (постельному).
Принимая во внимание значительную астенизацию пациентов, обусловленную наложившимися на соматическую патологию хроническим дистрессом предшествующего госпитализации продолжительного, трудо-, нерво- и финансово-затратного, зачастую бессмысленного и безрезультатного амбулаторного обследования и лечения, и острым дистрессом самого факта условно добровольного помещения в больницу, они нуждаются в минимизации влияния дополнительных психотравмирующих факторов, как внешних, так и внутренних.
К внешним факторам, прежде всего, относятся посещения предвзято настроенных к отечественной медицине родственников и знакомых пациентов. А потому контакты с ними следует ограничить временем и дистанцией. Т.е. допускать посещения больных только в рабочее время, не более 15 минут, в сковывающих излишнюю жестикуляцию халатах, и скрывающих нерелевантную мимику масках. При этом общение посетителей с пациентами должно происходить под пристальным наблюдением санитарки-охранницы, лучше - с улицы, через звуконепроницаемое окно, еще лучше - из-за огражденного решетчатым забором периметра. Посетителей, явившихся с представителями страховой компании, с адвокатом, с судебными приставами, с бойцами спецподразделений, придется конечно пропустить на территорию медицинской организации и даже в само отделение, но в этом случае необходимо произвести их тщательный личный досмотр на предмет наличия острых, колющих, режущих, тычущих, отравляющих, взрывчатых и др. травмоопасных предметов, жидкостей и газов, продуктов питания и фармпрепаратов, а также содержащей психотравмирующую информацию литературы. Досмотру подлежит не только ручная кладь, одежда и кожные покровы, следует также провести доскональное исследование внутренних, сообщающихся с  окружающей средой полостей. Так, тщательно проведенная ректоколоноскопия не только предупредит возможность пронесения в режимное отделение запрещенных предметов, но и послужит хорошим профилактическим средством для последующих посещений, а выполненная публично и выложенная в видеохостинге, еще и отличным уроком для других потенциальных посетителей.
Серьезными внешними раздражающими пациентов факторами являются и общение с другими пациентами, а также яркий свет, звуки и т.д. Поэтому пациентов следует помещать в условия максимальной изоляции и сенсорной депривации. Неоднократными исследованиями доказано, что затемненная, звукоизолированная, одиночная палата в долгосрочной лечебной перспективе не менее эффективна, чем  многие традиционные медицинские, в т.ч. инвазивные методики. К сожалению, данный инструмент не лишен побочных эффектов. Так, это может спровоцировать появление или усилить уже ранее имевшиеся у пациента глупые сомнения в качестве оказываемой ему медицинской помощи и даже в самом факте ее оказания. Относящиеся к внутренним факторам-дистрессорам, сомнения эти в тяжелых случаях переходят в выраженное недоверие, которое как вирус способно поразить всех наличествующих пациентов и даже медперсонал. Поэтому современной альтернативой, причем более дешевой, является продолжительный медикаментозный сон, или даже кома, которые в медицинской среде принято политкорректно называть длительной аналгезией и седацией, а простодушные пациенты именуют коротко, но верно - отключкой.
Целой плеядой выдающихся физиологов прошлого и современности доказано, что правильный распорядок дня - залог успешного выздоровления. Ограничиваться в его внедрении в медицинской организации банальным перечислением из нескольких пунктов: подъем, завтрак, обед, сончас, ужин, отбой, пусть даже с вариациями и дополнениями в виде термометрии и кварцевания, по меньшей мере некомпетентно, а по большому счету- преступно. Распорядок должен не только максимально детально описывать все время нахождения пациента в стационаре, да так, чтобы у него не осталось ни одной свободной от лечебного процесса минуты, но и регламентировать все его поведение при взаимодействии с другими пациентами и персоналом. Пациент не должен задумываться о том, куда и когда он должен пойти, что сделать, кому и что сказать, у кого и что спросить. У него на руках должен быть томик распорядка, где все это подробно, лучше с графиками, маршрутами и иллюстрациями описано. Следует проследить, чтобы уже на второй день госпитализации пациент знал распорядок наизусть.
Зачастую в медицинской организации не хватает кадровых ресурсов для обеспечения контроля соблюдения распорядка контингентом больных. Поэтому в обязательном порядке следует создать институт добровольных помощников администрации, так называемый актив. Замотивированный различными послаблениями постельного режима, возможностью своевременно и под анестезией получить жизненно-необходимое хирургическое лечение, достаточным обеспечением патентованными медикаментами, отдельной койкой, чистым постельным бельем, органолептически приемлимым оптимальным и сбалансированным питанием, дополнительными свиданиями с родными, возможностью условно-досрочного выздоровления и т.д., актив, в лице старост (в исконно-русской традиции), бригадиров (в милитаристско-французском стиле) или капо (в шовинистически-великогерманской парадигме) может и должен стать оплотом администрации медицинской организации в борьбе с анархо-уклонизмом в среде пациентов.  Даже самые незначительные на первый взгляд нарушения распорядка, как то: курение дурнопахнущих смесей, распитие несогласованных с заведующим отделением напитков (особенно коллективное), избыточная подвижность на операционном столе, использование мобильных телефонов, участие в малявообмене, предъявление не укладывающихся в диагноз жалоб, и т.д. и т.п. следует неотвратимо наказывать лишением заботы младшего медперсонала и передачей курации нарушителей начинающим врачам или даже студентам. Для несознательных больных, страдающих хроническим и выраженным нарушением дисциплины, при каждом отделении следует организовать карцер или штрафной изолятор. В особенно вопиющих случаях без дрожи в руках и угрызений совести следует применять исключительную меру наказания - выписку, или, в более мягкой, гуманной форме, перевод для дальнейшего лечения из специализированной клиники в медицинскую организацию по месту жительства (ЦРБ или участковую больницу).
Практическими врачами давно замечено, что пациенты с остаточным, после диагностических  и лечебных процедур, физическим потенциалом реализуют его часто в формах, с одной стороны, совершенно непродуктивных в отношении реконвалесценции, с другой - абсолютно общественно бесполезных. Они слоняются по коридорам, путаются под ногами у санитарок, отвлекают от работы медсестер, донимают расспросами каждого встречного врача, пристают с просьбами к посетителям, изматывают всех бесконечным переключением каналов телевизора, пытаются как попало ухаживать за лежачими больными и женской частью контингента, и вообще всячески безобразничают, а также допускают попытки несанкционированного покидания отделения, якобы в ларек за газетами, сигаретами, лекарствами, спиртовыми настойками или подышать. Такие больные нуждаются в особом внимании. Их физическую активность, отклоняющуюся от приемлемых в медицинской организации параметров, следует направить на дело выздоровления и пользу обществу. Как показывает опыт, организация спортзала и бассейна не имеет лечебных перспектив, т.к. довольно быстро пациенты оттуда вытесняются медперсоналом и непонятными богатырского сложения личностями с улицы. А вот испытанные многими годами применения трудотерапевтические методики отличаются доказанной эффективностью, просты в использовании и заслужили немало добрых отзывов от благодарных пациентов, некоторые из которых, прямо так и отмечают, что единственное, что они запомнили из пребывания в стационаре, так это то, как помогали переносить тяжелых больных, разгружали уголь в котельной и таскали баки с водой на пищеблоке, и что только эта работа помогла им не загнуться от бесчеловечных условий пребывания и варварских истязаний, которым под видом медицинских манипуляций подвергали их нехристи в белых халатах.
Трудотерапевтический процесс можно легко организовать и в самом отделении, но его оздоравливающий эффект и общественная польза будут значительно больше, если пациенты станут привлекаться к работам на подсобных участках или в производственных мастерских. Однако деятельность таких подразделений может вызвать определенные сложности материального, правового, репутационного и иного характера, поэтому наиболее рационально и масштабно мыслящие руководители активно сотрудничают или с рекрутинговыми (кадровыми) агентствами, или напрямую с большими предприятиями и фирмами, предоставляя им рабочую силу пациентов по механизмам, напоминающим аутстаффинг.
Расширенная трактовка понятия лечебно-охранительного режима, предполагает кроме всего вышеперечисленного проведение комплекса мероприятий, направленных на предупреждение проникновения в медицинскую организацию пациентов, потенциально представляющих собой террористическую угрозу.
Наряду со стандартным набором инженерно-технических мероприятий, призванных создать для охочих до медицинской помощи террористов физические барьеры, а именно: оснащение санитарных пропускников металлодетекторами, химико-токсикологическими и радиационными анализаторами, турникетами, бронированными стеклами и дверями  и превращение их в настоящие контрольно-пропускные пункты,   устройство по периметру территории железобетонного ограждения и оборонительных рвов, создание контрольно-следовых полос, укрепление въездных ворот, перекрытие окон первых этажей и других критических мест решетками, или вовсе закладывание их мешками с песком и кирпичом, возведение на возвышенностях долговременных фортификационных сооружений и т.д. и т.п. внимание следует уделять и более дешевым, но отнюдь не менее эффективным организационным мерам. К их числу  традиционно относятся следующие мероприятия.
Принимать пациентов в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в амбулаторных условиях, необходимо только в соответствии с территориально-участковым принципом, по факту предъявления подлинника паспорта с соответствующей пропиской. Лиц, проживающих за пределами закрепленной территории, т.е. понаехавших, или не работающих на прикрепленном предприятии, т.е. тунеядцев к обслуживанию под всякими предлогами следует не допускать, а перенаправлять куда подальше по месту жительства. Практика показывает, что эффективно решать данную задачу вполне способен  легковооруженный тандем из неотягощенной культурой регистраторши и вахтера с опытом работы вышибалой в портовых кабаках.
Принимать в стационар на плановое лечение следует только пациентов, направленных заслуживающей доверия поликлиникой, по экстренным показаниям – только пациентов, от которых уже отбились все остальные медицинские организации. Последних, как самых опасных, следует до самой выписки содержать в условиях, приближенных к карантинным.
А вот для поддержания клиентской лояльности пациентам, ранее уже проходившим курс лечения в данной медицинской организации, т.е. постоянным клиентам (а с тем же диагнозом - рецидивистам), необходимо установить преимущественное право на медицинскую помощь. Впрочем, о программах клиентской лояльности - в другой раз.
Разумеется, в современных условиях, когда требования к любой, в т.ч. медицинской услуге многократно возрастают, а риски и угрозы отличаются крайними изменчивостью и  полиморфизмом, реализация только вышеприведенных мер может быть совершенно недостаточной. Для осуществления комплексного, мультидисциплинарного и кроссфункционального подходов необходимо разработать систему взаимоувязанных мероприятий, относящихся ко всем аспектам деятельности медицинской организации, которые ниже будут отдельно рассмотрены.


Комментариев нет:

Отправить комментарий